Виктор Матизен. «Висла» не зависла

Сегодня, 21 мая, в столице стартует 8-й фестиваль польских фильмов

Конкурсная программа фестиваля «Висла», которую традиционно судит жюри российских кинокритиков, включает 12 фильмов, вышедших на экраны в прошлом году и премированных разными национальными кинофорумами. Среди них криминальные, семейные и личностные драмы, кинопортрет, трагикомедия и одна картина без признаков сюжета и жанра.

Характерный для польского кино уголовный фильм – «Езерак» Михала Отловски, чье отличие от классического детектива состоит в нераздельности преступного и правоохранительного мира, а следователь (точнее следовательница, да еще беременная двойней от исчезнувшего коллеги) разоблачает не только убийц, но и своих сотрудников-полицейских, связанных с преступниками, а вдобавок ко всему прочему раскрывает тайну собственного происхождения и выясняет, что у нее есть брат, замешанный в расследуемой истории. Под стать «Езераку» и «Фотограф» Вальдемара Кшистека, где российская полиция, разыскивающая серийного убийцу, по наводке выжившей женщины отправляется в Польшу и обнаруживает загадочную связь между преступником, его жертвой и местным полицейским. Естественно, что в этой «двустранной» истории снялся целый ряд наших актеров, в том числе Алена Бабенко, Александр Балуев, Артем Ткаченко, Марат Башаров и Алексей Горбунов.

В совершенно ином ключе сделано «Обещание» Анны Казеяк, в котором мимолетный поцелуй возлюбленного героини и ее соученицы приводит к убийственным для всех троих последствиям. В фильме нет ни мрачной атмосферы, ни сложного расследования обстоятельств дела, ни остросюжетных поворотов, но есть потемки человеческой души, в которые погружает зрителей молодая актриса Элиза Рыцембель. И есть искусство режиссуры, показывающей тонкую связь между «комплексом брошенности» девочки, отец которой завел новую семью, и ее внушающим подлинный ужас поведением.

Более оптимистично воспринимают реальность авторы бытовых семейно-личностных драм, не связанных с криминалом. «Карт-бланш» Яцека Люсиньски – основанная на реальных событиях история учителя истории, который, чтобы не потерять работу и довести до выпуска свой класс, скрывает от окружающих неотвратимую потерю зрения. Сюжетная траектория этой картины – выход из житейского и психологического тупика – роднит ее с более известным «Телом» Малгожаты Шумовски (приз Берлинале за режиссуру), где прокурор и его заболевшая анорексией дочь, в одиночку страдающие после гибели матери семейства, находят себя и друг друга при помощи столь же неблагополучной терапевтички, считающей, что она – медиум. По аналогичной кривой развивается драма Леха Маенвски «Онирика. Собачье поле», в которой потерявший любимую девушку и лучшего друга преподаватель литературы, убежавший от трагической реальности, усугубленной польскими катаклизмами 2010 года, и ставший кассиром супермаркета, погружается в чтение «Божественной комедии» и вновь обретает смысл жизни. Нетрудно заметить, что к названным выше фильмам примыкает внеконкурсный «Чемодан» Вавжинеца Костжевски, герой которого одновременно с поездкой в освенцимский музей холокоста, где на одном из чемоданов значится имя его отца, совершает внутреннее путешествие в глубины памяти, которое приводит его к восстановлению связи времен и ответам на вопросы, ранее не имевшие ответа. А с другой стороны, «Чемодан» находится в родстве с «Колосками» Пасиковского и прославившейся «Идой», которые тоже обращаются к внутренней памяти об истреблении евреев.

В русле биографического течения польского кино стоят «Боги» Лукаша Пальковски – жизнеописание выдающегося польского кардиохирурга Збигнева Религи, который в 1980-е годы сделал – вопреки неблагоприятным обстоятельствам и действующим правилам – первую в Польше операцию по пересадке сердца.

Связь между личностью и обществом исследует также известный польский актер и режиссер Ежи Штур (нынче он станет почетным гостем «Вислы» и покажет свою ретроспективу) в «Гражданине», название которого в контексте киноповествования звучит вполне иронически и читается скорее как «Подданный», поскольку его герой – своего рода простак, в чьей судьбе гротескно преломляется и узнается послевоенная история страны.

И, наконец, особняком в конкурсе стоит картина Пшемыслава Войцешека «Как совершенно исчезнуть», представляющая собой путешествие двух случайно встретившихся в метро молодых женщин (в исполнении привлекательных и пластичных Агнешки Подсядлик и Фелин Рогган) по ночному городу со всеми его соблазнами, но без малейшего намека на интриги и тайны. Это воздушное, полуимпровизационное, полуэротическое кино может вызвать ассоциации с «Маргаритками», «Круглосуточными тусовщиками», «Ночами в стиле буги», «Прогулкой» и еще бог знает чем – но ассоциации совершенно необязательные.

Множество других лент – в том числу упомянутую выше оскаровскую лауреатку «Иду» – покажут в произвольной программе. В Москве «Висла» протечет через два кинотеатра – «Иллюзион» и «Пять звезд на Павелецкой».