Юрий Жуковский. Праздник в семье секретного врага народа

Праздник в семье секретного врага народа

По первому ощущению, режиссёру «Праздника»Алексею Красовскому захотелось из «Жизнь прекрасна», «Дживс и Вустер» и «Утомлённые солнцем» сделать предельно «лайтовую» новогоднюю историю для эфира на, условно говоря, «ТВ Центре». Шутки на «священные темы» и раньше были, ещё Угольников этим занимался, и «Маски», и никакая Дума не возбуждалась. Но нынче легко представить себе, что каналы от фильма отказались, и автор отправил его в интернет.

Продукт сделан вполне качественно, с коммерчески просчитанными под рейтинги ходами. Хорош эпизод с первыми словами девочки Маши (Ася Чистякова), она, вообще, играет довольно точно. Хорош финал, не с Трибунцевым с маузером, а целиком, с грустной судьбой интеллигентного представителя сталинского истеблишмента. Режиссёру и актёрам удалось поймать ноту печали, неподдельную. Виталий, конечно, не Митя из «Утомленных солнцем», а Воскресенский — не Котов, но профессора жалко. Жалко и его беспомощную семью, вынужденную прятаться ото всех, от реальности и людей. Дети обеспеченного подземелья. Печаль и трагизм Красовскому удаются, комедийность через аскетичную, сдержанную усмешку — пожалуй, не самая сильная его сторона.

«Коллектор» вытащил Хабенский, там было большое монологическое пространство для роли. А «Праздник»… Трибунцев и Воскресенский — не Фрай и Лори. Не пересаживается пока на российскую почву сдержанный аристократический юмор.

Качественная работа для новогоднего прайма обрела особую судьбу. Да, предположение, что эта работа может идти в прайм на федеральном российском телеканале фантасмагорично, но не более, чем история с курицей и консервами, выданными Сталиным за бактериологическое оружие. Но «Праздник» сделан как новогодний продукт, со всем набором атрибутов. И с соответствующим отсутствием претензий и амбиций, с усмешкой и добротой. Но с жертвоприношением нуару в виде бабушки.

P.S. Фирменный для Красовского выстрел в конце, от «Коллектора» к «Празднику», обрёл сниженную пародийность. Возможно, это самоирония. Но вряд ли режиссёр сам принял новогоднюю телеисторию за большое кино, которое силятся разглядеть критики.