Андрей Плахов. Возвращение запечатленного времени

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритики.

О главных фильмах кинофестиваля «Зеркало»

Фестиваль, посвященный Андрею Тарковскому, проходит в тех местах, где знаменитый русский режиссер жил и учился во время войны и которые впоследствии увековечил в фильме «Зеркало». Фестивальная жизнь протекает в трех городах — Иваново, Плесе, Юрьевце.

Нынешний фестиваль — девятый по счету — только отчасти будет носить мемориальный характер. Скорее он призван подчеркнуть современность творчества Тарковского — и, шире, идеи авторского кино. Эту идею пытались похоронить столь же настойчиво и столь же безуспешно, как идею исторического развития. Постмодернизм в конце ХХ века легко оперировал понятиями «смерть Автора» и «конец Истории». Культура и искусство оказались деидеологизированы, но выяснилось, что в этом торжестве тотальной свободы нет места авторской личности. Или она должна быть деформирована в согласии с требованиями массовой аудитории, преимущественно подростковой, не знающей исторического опыта.

Сегодня мы говорим о возвращении Истории, что отнюдь не означает победы разума, добра и справедливости. История кровава, жестока, вместе с ней возвращаются войны (горячие и холодные), тоталитарные режимы, цензура и многое другое нехорошее. Однако есть некоторая закономерность в том, что вместе с ней возрастает роль и ответственность личности. Возвращается Автор.

В конкурсе «Зеркала» собраны фильмы из разных регионов, они непохожи и тематически, и стилистически. Все же можно выделить один из главных сюжетов интеллектуального кино — где и как обрести точку идентификации. Ее ищет студентка из немецкого фильма «Где-то там» (режиссер Эстер Амрами), мечущаяся между Германией и Израилем. В аргентинской «Даме с собаками» (режиссеры Лаура Ситарелья и Вероника Льинас) героиня — современная богиня Диана — находит убежище на краю цивилизации, почти в джунглях, где ютится в лачуге с десятью собаками. Болгарин Костадин Бонев в «Исчезновении Созополя» воссоздает мир героя из воспоминаний о городе, который обречен исчезнуть с лица земли. А «Ничей ребенок» серба Вука Ршумовича воспроизводит подлинную историю мальчика, выросшего среди волков и попытавшегося вписаться в человеческую цивилизацию в момент братоубийственной войны. Поиски счастья в большом и жестоком городе — тема фильма Евгения Коряковского «Читай, читай», герои которого — одаренные провинциалы, приехавшие покорять Москву. Эта картина представляет в конкурсе российское кино.

[slideshow id=10 w=620 h=400] Каждый из фильмов (мы упомянули только некоторые) можно назвать поступком или высказыванием. Один из них, снятый турком Муратом Дюзгюноглу,— называется «Почему я не Тарковский», он посвящен рефлексиям кинорежиссера и может служить индикатором всей программы фестиваля. Тарковский спустя почти 30 лет после своей смерти задает тот контекст, в котором существует — и весьма убедительно — сегодняшнее авторское кино. На «Зеркале» стала уже традиционной программа «Тарковский контекст»: в этом году она составлена из работ армянского документалиста Арутюна Хачатряна, которому близка выдвинутая Тарковским концепция «запечатленного времени».

Тарковский, как и Герман, Климов, Шепитько, принадлежит к поколению «детей войны». Война, 70-летие победы в которой мы отмечаем, во многом определила художественное сознание той режиссерской волны. Вероятно, последним из детей войны был рожденный на ее пепелище Фассбиндер — и именно он стал последним модернистом и одним из первых постмодернистов в истории кинокультуры. Ему фестиваль посвящает специальную программу. И даже программа «Эйфория», ориентированная на широкую ивановскую аудиторию, в этом году составлена из киноработ Клода Миллера, Фолькера Шлендорфа и других известных европейских режиссеров, обращавшихся к военной теме.

Источник.

About admin