Валерий Кичин. Почему Московский международный кинофестиваль разочаровал зрителей

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.
Открытие 37-го ММКФ. Фото: Сергей Куксин/РГ
Ну вот он и ушел, 37-й Московский кинофестиваль. Наверное, за все 80 лет его существования не было фестиваля менее амбициозного.

Оставим в стороне кризис – не в деньгах счастье. К тому же говорят, что как раз банкеты особенно не пострадали. Да и оттого, что с былых двух недель конкурс ужался до восьми дней, теоретически он мог бы и выиграть: лучше меньше, да лучше. Санкции в стороне уже не оставишь: они, конечно, сказались. ММКФ теперь как никогда изолирован от мирового кино: авторы фильмов не хотели ехать в Москву, конкурс сформирован из того, что удалось добыть. Не помогли и наши дистрибьюторы: обычно они, купив заметный фильм, соглашались отдать его фестивалю для премьеры – теперь на заметный фильм у них нет денег, и многие громкие картины вообще пройдут мимо российских зрителей.

В этих условиях перед отборщиками надо снять шляпу: они сделали все, что могли, и даже больше того. Если конкурс был самым слабым за последние годы (оговорки насчет замечательных исключений чуть позже), то побочные программы были все-таки на высоте. Более того, фестиваль позволил себе даже некоторую фронду, показав несколько картин, которые в свете новейших законодательных инициатив не имеют шансов появиться на наших экранах. Нет сомнений, что наиболее пещерные инициативы неизбежно будут признаны несостоятельными; в ожидании этого счастливого момента фестиваль обеспечил зрителям хоть какую-то информацию о последних тенденциях в кино и в мире. О них можно до посинения спорить, их можно восторженно принимать или люто ненавидеть, но их нужно знать, о них нужно думать, их нужно учитывать – и фестиваль дал такую возможность. А как же иначе – ведь этак мы рискуем вообще разучиться понимать остальное человечество.

Когда возникает острый дефицит иностранного кино, понятен перекос в сторону кино отечественного: ему была отдана четверть конкурсной программы. Все три картины не случайны и сами по себе хороши: оригинальный, наполовину анимационный “Арвентур” Ирины Евтеевой, более чем актуальные высказывания Андрея Прошкина (“Орлеан”) и Александра Миндадзе (“Милый Ханс, дорогой Петр”). Все три фильма можно смело назвать новаторскими – в подходе к темам, в киноязыке, в технологиях. В последних двух – выдающиеся работы режиссеров, операторов и актеров. То, что из всего этого богатства жюри смогло заметить картину талантливую, но самую, скажем так, консервативную, даже архаичную, – одна из загадок ММКФ-2015. Впрочем, случаи, когда всем очевидно, что проигрывают сильнейшие, становятся дурной традицией и на крупнейших кинофорумах Европы – еще одно свидетельство кризиса и кинофестивалей и самого кино как искусства.

ММКФ существует в быстро меняющемся мире и на перемены реагирует. После распада СССР он никак не мог найти свою новую концепцию, но в этом, 37-м своем выпуске, кажется, вернулся к продиктованной ситуацией “сверхзадаче”. Он снова, как встарь, стал форточкой, открывшейся на неделю для того, чтобы сюда проникли дуновения из “большого мира”. И снова здесь у него работы – непаханое поле: в наш прокат из-за границы попадает все что угодно, кроме серьезных авторских произведений, к тому же резко увеличилась территория кино, ограниченная красными флажками. Увы, “за флажки” попали и некоторые наиболее заметные явления отечественного кино, по какому-то недоразумению оказавшиеся в опале. И в первую очередь, фильм Миндадзе о расчеловечивании человека предвоенным мороком и самой войной, о том, как под нарастающий грохот военной техники теряются представления о добре и зле, усыпляются совесть и разум. Кому-то из чиновников еще на стадии создания картины померещилось в ней искажение истории – фильм не получил государственной поддержки, над ним зависла тень “неблагонадежности”. Достучаться до общества ему будет нелегко – такого уровня тему не выразишь простейшим языком, – но в истории он останется как бесценное свидетельство времени.

Показав несколько интересных программ и важных фильмов, ММКФ явил и приметы увядания. Его добивают не только изоляция от мира и безденежье – похоже, что на него махнула рукой, потеряла к нему интерес сама администрация. Это чувствуется в работе фестивального сайта. По идее, главный, наиболее оперативный источник сведений о фестивале, он вечно отставал от новостей и не давал элементарной информации ни зрителям, ни прессе. Крупные фестивали давно уже озаботились онлайновой продажей билетов, на их сайтах идут видеотрансляции фестивальных событий, есть записи пресс-конференций, а в некоторых случаях появилась возможность приобщиться к платным показам некоторых картин в Сети – сайт же главного российского фестиваля существует словно в до-интернетную эру. Как бы по инерции выходит фестивальная газета, формат которой придуман десятилетия назад, с той поры не менялся и теперь напоминает бородатый анекдот. А главное, из рук вон плохо организованы сами фестивальные просмотры – та площадка, где фестиваль и его гости должны священнодействовать.

Но в мультиплексе “Октябрь” люди гуляли по залу в течение всего сеанса, “собачились” из-за мест: те, кто с билетами, пытались в темноте согнать с кресел тех, кто пришел по аккредитации. Хотя проблема решается просто: ни на одном уважающем себя фестивале после начала фильма в зал просто не пустят; все заинтересованные это быстро выучили и приходят вовремя. На качество пресс-показов уже надоело сетовать: они сосланы в не приспособленный для кино Театр-студию киноактера и безнадежно компрометируют фестиваль как деловую, рабочую площадку. Тут невольно порадуешься, что этого не видят иностранные журналисты – они давно махнули на ММКФ рукой, и надо признать, для этого у них все больше оснований.

Как бы отдельно от фестиваля существуют его главные церемонии – открытия и закрытия. Велеречивые, с претензией на неуместную здесь пышность, они застряли между шоу и провинциальным междусобойчиком и мало соответствуют статусу одного из старейших фестивалей мира. И все меньше значения придается выбору картин для этих церемоний: здесь нет никакого внятного принципа, фильмы случайны, их показывают словно бы “в нагрузку”, и понятно, отчего зал обнаруживает столь единодушное желание скорее приступить к банкету.

Источник.
About admin
18ytdnthgMDjctvyf