Евгения ТЮЛЬКИНА. Пациент скорее мертв

shadow

С момента увольнения бессменного директора Музея кино Наума Клеймана и назначения на его пост Ларисы Солоницыной прошло уже немало времени. Стало очевидно, что до призывов киносообщества всего мира спасти детище Клеймана, российским чиновникам нет дела. Музей, который перестал существовать для киноведов, в настоящее время делает попытки начать существовать для неискушенного зрителя. Так, в своем новом здании – 36 павильоне ВДНХ, одном из самых дальних от главного входа, – сейчас проходят показы фильмов «Волга-Волга» и «Свинарка и пастух»…

Наверное, нужно очень сильно любить «Женитьбу Бальзаминова», чтобы ради этого фильма (который в любой праздничный день вы обязательно найдете на одном из телеканалов) будним вечером добраться до ВДНХ и полчаса идти пешком до бывшего павильона «Мелиорация», где и нашел свое пристанище единственный в России Музей кино, с 2005 года кочующий по разным приютам. Именно «кочующий» – ибо тот «музей», который возглавляет сейчас команда Ларисы Солоницыной, не имеет ничего общего с тем самым музеем, созданным в 1989 году одним из самых известных отечественных киноведов Наумом Клейманом.

Музей Клеймана вырастил целое поколение кинематографистов. На своем мастер-классе на фестивале «Святая Анна» Андрей Звягинцев признавался, что не стал бы режиссером, если бы не Музей кино на Красной Пресне. В музее регулярно проходили ретроспективы, показы редких фильмов, встречи с режиссерами, авторские кинопрограммы, составленные со всей любовью к своему делу, ответственностью перед зрителем и желанием открыть ему новый мир, образовывать, удивлять. О том, как музей мог удивлять, рассказывал Юрий Норштейн: «Прежде всего документальными фильмами, конечно. Потом Сатьяджит Рей. Потом Мидзогути, японский режиссер, который практически нигде не показывается. Неизвестные фильмы итальянского кино. Первые опыты Эйзенштейна. Вообще ранний кинематограф. Причем эти фильмы в музее показывали даже на той самой аппаратуре, какую использовали в начале прошлого века. И в этом тоже было свое чудо и волшебство. Сама природа кинематографа была редкостно проявлена в Киномузее».

Так сложилось, что с 2005 года у музея не было своего помещения. Тогда за музей, помимо отечественных кинематографистов, вступались Квентин Тарантино, Бернардо Бертолуччи, братья Дарденн, Марко Мюллер, но факт остался фактом: Музей кино отныне бездомный. А жизнь в нем кипела, и все так же удивляла. Экспонаты, которые хранятся в одном из павильонов «Мосфильма», продолжали работать, Клейман и его команда продолжали делать кинопоказы. На Берлинале этого года Татьяна Брандруп, режиссер из Западной Европы, представила свой документальный фильм про уничтожение российского Музея кино. «Когда я увидела Кинотеатр имени Моссовета (куда Музей кино временно переехал со своими показами), то испугалась», – говорила она в своем интервью. «Интересное здание, образец советской архитектуры, некогда чудесный кинотеатр, превращенный в странный культурный центр, где в одном зале показывают «Генеральную линию» Эйзенштейна, а в другом, заглушая показ музыкой, учат танцевать танго…»

Мечтой Наума Клеймана, как он рассказывал «Новым Известиям», было размещение Музея кино в Зарядье, там, где стояла гостиница «Россия», а рядом можно было бы сделать кинопарк… Все эти годы Клейман не соглашался на варианты, которые предлагал Минкульт, потому что не хотел размещать музей где попало – и претерпел за такую позицию немало критики. Согласившись на размещение в НИКФИ, Клейман уже после того, как план переезда был обдуман, узнал, что «власти передумали»… Год спустя Музей кино оказался самым скандальным музеем в России. Клейман был уволен, его место заняла Лариса Солоницына, как выразился Даниил Дондурей, «человек из команды Михалкова», десять лет назад музей разрушившего. В знак протеста весь коллектив музея уволился. Клейман призывал своих соратников вернуться, чтобы сохранить фонды. Беспокойство за судьбу музея на этот раз выразили Тильда Суинтон, Тьерри Фремо, Вим Вендерс, Бела Тарр, Йос Стеллинг, Кен Лоуч. Музей кино в России перестал существовать.

Лариса Солоницына не раз заявляла, что ее задача – «чтобы музей работал». Место для размещения музея она действительно нашла – за символическую плату, получив также деньги на основательный ремонт, который начнется в будущем году. 36 павильон ВДНХ. 40 минут от метро быстрым шагом. Интервью Солоницына дает своему заместителю Вите Рамм в подведомственной ей газете. А на странице музея в Facebook зрителей приглашают на первую программу обновленного музея – «По просьбе почтенной публики», где покажут… «Неуловимых мстителей», «Ко мне, Мухтар» и «Цирк»: «Заметьте!!!! Показы абсолютно безвозмездные!!! То есть-даром!!!Также даром: фонтан «Колос», сад сирени, сосны и чай из самовара!!!»; «Места для поцелуев тоже имеются – последние ряды!!!»; «Летний кинотеатр – это место встречи старых друзей!!!», «Друзья!!! С вас – зонтики и плащики на случай плохой погоды, с нас – САМОЕ ЛУЧШЕЕ КИНО!!!» (орфография и пунктуация – авторские). Иллюстрация к анонсу и вовсе была украдена у летнего кинотеатра «Пионер».

Организаторы утверждают, что «показы собирают аншлаги», но не публикуют фотографий с встреч.

«Где же все те ревнители справедливости, которые были над схваткой и писали на «Фейсбуке» – не будьте пристрастны, давайте дадим новому руководству шанс. Прошел год. «Кинопоказов нет, – пишет в своем Facebook известный кинокритик и куратор Борис Нелепо. «На ВДНХ сотрудники Музея кино предлагают распевать КУПЛЕТЫ ВОДОВОЗА, а на сайте – собирают деньги: «Российским военно-историческим обществом создан электронный ресурс «ДАР» для привлечения средств благотворителей на создание памятника Святому равноапостольному великому князю Владимиру в Москве». Вот и вся наша Синематека».

Источник: «Новые Известия»