Евгений Цыганов: «За такие роли раньше выдавали Госпремию»

В Калининграде завершился III Российский кинофестиваль короткометражного кино «Короче».

В конкурсе «Короче» участвовали самые разные люди: совсем молодые и неопытные, а также маститые, как Иван Максимов — мэтр анимационного кино. На мэтра он, конечно, не тянет — катается на самокате, ходит босиком в общественных местах, и борода у него синяя. Он смелый человек, не боится конкуренции со своими учениками, которые ему подражают и обходят его на фестивалях. Жюри под руководством продюсера Игоря Толстунова элегантно вывело Ивана за черту конкурса с формулировкой «Вне конкуренции», выдав диплом за комедию абсурда «Скамейки №0458». Другой конкурсант Иван Ямщиков — математик. Этой наукой и зарабатывает на жизнь. «Убить таракана», как сказано в титрах, «русскую пародию Кафки», он снял из любви к искусству. «Быть молодым человеком — дело непростое и неприятное. И уж тем более трудно режиссеру как представителю амбициозной профессии», — верно заметил президент «Короче» Сергей Сельянов. Более всех был обласкан как раз очень молодой режиссер Никита Тамаров и его первая картина «Portfolio». Он получил главный приз фестиваля с денежным подкреплением, от спонсоров — поездку в Голливуд и скидки на кинооборудование от молодежной секции Союза кинематографистов. И это был большой аванс, потому что картина хоть и лихая, но с профессиональными проблемами. По второму заходу смотреть ее трудно. Она о молодом сотруднике по указанию ритуальных услуг. Все его достижения, словно в копилку, идут в портфолио, даже воскрешение из мертвых в домашних условиях. Заканчивается фильм титрами, где на экране мобильного телефона появляются знаменитые усопшие — от Ленина до Гагарина и Раневской, кандидаты на воскрешение из небытия.

Евгений Цыганов вручал диплом за анимационно-игровой фильм «На пороге Ильич». Его режиссер Михаил Солошенко сам же и сыграл товарища Ленина, появляющегося на пороге чужой квартиры со словами: «Меня надо срочно накормить и согреть». Как верно заметил Евгений, роль Ленина не самая простая, раньше за нее давали Госпремию.

Евгений Цыганов. Фото: Светлана Хохрякова
 Сам Евгений недавно тоже сыграл знаковую роль Зилова в картине «Райские кущи» Александра Прошкина по пьесе «Утиная охота» Александра Вампилова. Правда, родственники драматурга запрещают упоминания его имени в титрах фильма. Его Зилов — совсем не тот человек, каким его увидел Вампилов. Теперь другие времена: все в нежных отношениях, делают вид, что все хорошо, но способность предать никуда не девалась. Для Евгения Цыганова это личная история. Он этого не скрывает: «Фильм не столько про любовь, сколько про распад. В человеке живет инстинкт самосохранения и саморазрушения. Разобраться в природе этого было интересно».

Нам удалось поговорить буквально на ходу перед церемонией закрытия фестиваля. И жюри было некогда, и сам Евгений избегал журналистов.

— Это для вас первый опыт работы в жюри?

— Второй. Я работал в жюри премии операторов «Белый квадрат». Мне журить не нравится. Мне нравится смотреть. И фестиваль такую возможность предоставляет. Для меня это праздник кино. И фильмы посмотрел, и с коллегами пообщался.

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.
Фото: кадр из фильма «На пороге Ильич»
— Вы великолепно сыграли небольшую роль в одной из новелл фильма «Страна Оз» Василия Сигарева. А есть у вас опыт работы в короткометражном кино?

— Я снимался в короткометражных картинах и сам снимал короткометражку. Очень уважаю этот жанр. Есть поэмы, стихи и романы, а есть рассказы. Короткий метр не обидное понятие, если он талантливо сделан.

— Почему согласились работать в жюри? Интересно?

— Мне интересен сам формат. Хочется, чтобы этот фестиваль развивался, потому что из таких проб может что-то вырасти. Сейчас, если честно, мало хорошего кино. Его практически нет. И на фестивале в коротком метре мало было игрового кино, более или менее грамотного, с хорошими актерскими и операторскими работами. Если фестиваль «Короче» будет развиваться, то, возможно, это как-то воодушевит людей, и они поймут, что кому-то все то, что они делают, нужно. По большому счету, у нас сейчас эпоха продюсерского кино, а это значит, что люди думают о том, как бы сделать продукт и его продать. А короткий метр — непродаваемая вещь. Это в большей степени чистое творчество либо портфолио. Я всегда хожу в Москве на фестиваль Future Shorts, где собирают короткометражки со всего мира. Это всегда очень интересно.

— В театре вы попробовали силы в режиссуре, поставив в «Мастерской Петра Фоменко» «Олимпию» по пьесе Ольги Мухиной. Есть ли у вас режиссерские амбиции в кино?

— У меня есть. Была даже затея снимать одну историю здесь, в Калининграде. Не полный метр. Но есть идеи и полного метра. Работаем, общаемся. Я приехал на фестиваль «Короче», в том числе и потому, что мне было интересно изучить то, что называется локейшн. Хотелось поездить по городу, посмотреть, как тут все устроено.

— Вы сыграли в картине «Ветка сирени» Павла Лунгина Сергея Рахманинова. Наверняка сроднились со своим героем. Что думаете об идее нашего министра культуры о перезахоронении праха Рахманинова на родине?

— Не знаю всех подробностей, но это какая-то громкая чушь. Мне кажется, что сейчас очень много таких вещей, которые запускаются и всеми обсуждаются. Надо еще такое выдумать! Видимо, у людей есть потребность в том, чтобы им давали повод для таких дискуссий. Но мне это даже неинтересно. Можно обсуждать часами, рвать глотку по тому или другому поводу. Но мне даже сама тема неинтересна. Пора уже оставить прах Рахманинова в покое. Выплюнула наша страна этого художника в свое время, и не его одного. После этого еще продолжать над ним издеваться как-то странно.

Светлана Хохрякова.
Источник.
About admin