Галина Галкина. «Я уважаю власть океана над людьми»

Режиссер Рон Ховард о своем новом фильме «В сердце моря»

Это пятый фильм Рона Ховарда, основанный на реальных событиях, после «Аполлона-13», «Игр разума», «Нокдауна» и «Гонки». Галина Галкина встретилась с режиссером в Нью-Йорке и поговорила с ним об уважении к океану и к своим героям.

– Какие у вас отношения с океаном? Вы раньше снимали “водные” фильмы?

— Ну что сказать — я рыжий, белокожий, быстро сгораю и потому никогда не провожу отпуск у воды. Океана я опасаюсь, но иначе и быть не может, по-моему. Когда оказываешься на берегу, всегда чувствуешь силу и непредсказуемость водной стихии, и меня это немного нервирует. Но мне всегда хотелось снять фильм об океане. Мне кажется, я понимаю его — я уважаю его власть над людьми и могу вообразить, что испытывают морские путешественники.

В 80-х я снял “на воде” пару фэнтези — “Всплеск” и “Кокон”, но они, конечно, были куда менее амбициозными. А лет 15 назад я собирался снять фильм “Морской волк” по Джеку Лондону, но мы не потянули тот проект финансово.


– Съемки “В сердце моря” проходили в открытом океане, недалеко от Канарских островов. Как вообще можно справиться с такой задачей?

— Мы снимали в трех-четырех милях от берега. Несколько раз попадали в шторм, и приходилось прерывать съемку и возвращаться на берег. Однажды, когда мы снимали в небольшом доме на берегу, неожиданно начался шторм. С момента, когда мы начали эвакуацию, и до того, как покинули здание, то есть минут за 15, мы оказались по колено в воде, и валуны начали сползать с холмов. К счастью, никто не пострадал.

Кажется, большую часть времени я держался хорошо — но только не тогда, когда были по-настоящему большие волны. Работа в открытом океане — это настоящий вызов для всех: и для тех, кто отвечает за техническое обеспечение съемок и за их безопасность, и, конечно, для актеров. Они оказались в ситуации, где испытали многое из того, что пришлось испытать реальным персонажам нашей истории. Задача состояла в том, чтобы с максимальной достоверностью запечатлеть состояние героев, что, как мне кажется, удалось сделать нашему оператору Энтони Доду Мэнтлу.

– Что нового вы узнали о кино во время этой работы?

— Ну, например, что на воде лучше всего снимать на расстоянии вытянутой руки от актеров, чтобы зрители почувствовали достоверность происходящего. У нас, конечно, были съемки с лодок и с вертолетов, но 80% — это ручная съемка, когда оператор находился рядом с актерами и работал в том же ритме, что и они.

– Вопрос о морской болезни у актеров, наверное, был одним из главных на кастинге?

— Да, я спрашивал их об этом — и буквально все отвечали, что качка им нипочем. Но уже во время съемок двое актеров заболели, впрочем, вели себя очень мужественно. Гораздо важнее, что все актеры отнеслись с невероятным уважением к истории экипажа “Эссекса” и делали все, чтобы показать драматургическую мощь этих реальных событий.

– А за что вы выбрали Криса Хемсворта?

— За сочетание харизмы, красоты, трудовой этики и желания сделать карьеру. Нам нужен был кто-то, кто бы олицетворял в современном кинематографе традиции, заложенные Джоном Уэйном, Клинтом Иствудом, Стивом Маккуином и Харрисоном Фордом.

– Мне запомнилась сцена, в которой персонаж Криса Хемсворта и Белый кит смотрят в глаза друг другу. Вы ее сами придумали?

— В сценарии рассказывалось о противостоянии Оуэна Чейза и кашалота. И у меня возникла идея, основанная на собственном опыте. Лет 20 назад я был с детьми в Провинстауне — это город-гавань на мысе Кейп-Код. К нашему экскурсионному катеру подплыли серый кит, самка, и один из ее детенышей, причем так близко, что капитану пришлось выключить мотор, чтобы лопасти винта их не травмировали. Тогда кит подплыл под наш катер, и когда выплыл с другой стороны, мы увидели китовый глаз и какое-то время смотрели друг на друга, и я никогда не забуду это! Человек и кит заглянули в глаза друг другу и поняли, что у них нет повода для вражды. Эта сцена также дала нам возможность использовать некоторые моменты противостояния, описанные в “Моби Дике”, и увязать их с реальной историей.

Фото: outnow.ch

– В конце фильма выжившие персонажи этой истории выглядят так, как будто находились на волосок от смерти. Что вы сделали с актерами?

— Актеры были на строжайшей диете — максимум 500 калорий в день. Я ужасно сочувствовал им и ожидал, что они станут раздражительными. Однако они, наоборот, казались очень спокойными. Конечно, мы были очень осторожны, и никто не пострадал. Но их глаза больше не блестели, и это было немного грустно. Они перестали шутить и после работы сидели притихшие, во время перерывов разбредались кто куда.

Каннибализм выживших моряков “Эссекса” — трагическая часть этой истории, которую мы не стали демонстрировать на экране. В книге и в наших исследованиях было множество крайне интересной фактуры, и если бы мы показали все, что хотели, то фильм длился бы не два часа, а все четыре. Особенно мне жалко, что не было возможности показать взаимоотношения некоторых второстепенных персонажей.

Источник
About redactor