Андрей Плахов. В площадном и гламурном варианте

В Марракеше завершился 16-й Международный кинофестиваль. Его награды достались фильмам из Китая, Австрии, Исландии и Ирана. 

У него не самая долгая история: впервые фестиваль состоялся в 2001 году по инициативе и под патронажем короля Марокко Мухаммеда VI. Это было вскоре после теракта 11 сентября в Нью-Йорке, и новый проект сразу взял курс на преодоление вражды, страха, предрассудков, на создание интеллектуального моста между культурами. Президентом фестиваля стал брат короля принц Мулай Рашид, а фестивальную команду возглавил крупный французский продюсер Тоскан дю Плантье. После его смерти должность директора фестиваля заняла вдова покойного Мелита Тоскан дю Плантье.

Ровесник нового века быстро повзрослел и за полтора десятилетия сумел создать репутацию привлекательного востребуемого киносмотра. Сюда охотно приезжают со своими фильмами ведущие кинематографисты мира. В этом году почетными гостями стали Пол Верхувен, Изабель Юппер, Изабель Аджани, так что звездная дорожка каждый вечер выглядела весьма представительной. Особенные почести были оказаны Аджани, чей вклад в кино отмечен специальным чествованием и ретроспективой. В любви к звезде признавались на сцене известные режиссеры Кристиан Мунджу, Кристоф Оноре и Абдеррахман Сиссако, жалевшие только об одном, что французская дива не засверкала в их фильмах. Вечер прошел на таком же эмоциональном накале, как и тот, что был посвящен истории российского кино (см. “Ъ” от 9 декабря).

Во всем здесь чувствуется основательный профессиональный подход, несомненно, учитывающий местную специфику. В Африке — и Марокко не исключение — действующих кинотеатров явно недостаточно, большинство смотрит кино дома, пользуясь услугами пиратского рынка, артхаусный прокат практически отсутствует. Фестиваль, организованный на самом высоком технологическом уровне, привлекает местную публику не только фильмами, но и красочными вечерними церемониями, посещение которых становится для каждого зрителя особенным событием. Некоторые даже, надев лучшие наряды, приходят специально на церемонию, а на кино не остаются. Представления и показы идут в современном Дворце конгрессов, где происходящее на сцене с помощью субтитров синхронно переводится с арабского на французский и английский и наоборот. Церемонии включают образовательный ликбез: зрителям рассказывают (и показывают на экране) историю вопроса, знакомят с творческими достижениями героев вечера.

Рядом с фестивальным дворцом развернута целая кинематографическая улица с палатками и стендами, где можно узнать про режиссеров, ставших гостями Марракеша: тут и Синъя Цукамото, и Пол Хаггис, и Павел Лунгин.

А те, кто не имеет возможности посещать гламурные гала-показы, могут смотреть кино в куда более демократичной атмосфере площади Джемаа аль-Фна. «Культурное пространство» этой центральной площади города объявлено шедевром устного и нематериального наследия человечества и включено в список культурного наследия ЮНЕСКО. Вплоть до XIX века это было место казней и работорговли. В 1970-е здесь собирались хиппи со всего мира, привлекаемые кифемом — местной марихуаной. В наши дни на площади каждый вечер устраивается огромный базар с уличными магазинами, ресторанами, выступлениями жонглеров, сказителей, барабанщиков, музыкантов Гнауа, заклинателей змей. А во время кинофестиваля тут еще крутят кино для всех — например, «Робокопа» Верхувена или «Подземку» Бессона.

Отдельное достижение фестиваля — это выдающееся качество международных жюри, которые, поверьте, не хуже каннских. Их возглавляли в разные годы Милош Форман и Мартин Скорсезе, Фрэнсис Коппола и Роман Полански, Аббас Киаростами и Джон Малкович, Жанна Моро и Шарлотта Рэмплинг. В этот раз на ответственную роль председателя пригласили венгра Белу Тарра — тоже режиссера первого ряда. В составе жюри еще два гуру авторского кино — француз Брюно Дюмон и аргентинец Лисандро Алонсо, а также датчанин-ветеран Билле Аугуст, дважды в своей жизни выигравший каннский конкурс.

Выбор этого ареопага оказался не бесспорным, однако по большому счету придраться не к чему: все награжденные ленты заслуживают внимания и обладают явными достоинствами. Гран-при фестиваля «Золотая звезда» присужден китайскому фильму «Донор». Режиссер-дебютант Цзан Циу прежде работал ассистентом на проектах Чжан Имоу. Для своей первой самостоятельной работы он выбрал рискованный сюжет о пожилом автомеханике, который, чтобы оплатить учебу сына, продает свою почку тяжелобольной богатой родственнице. Ключевой мотив фильма — безмерная отцовская любовь, которая не остановится ни перед жертвой, ни перед преступлением.

Другому китайскому постановщику Ван Сюэбо достался приз за режиссуру; его картина «Нож в чистой воде» — еще одна социально-психологическая драма о простых людях с их непростым внутренним миром. И здесь перед пожилым вдовцом стоит судьбоносный вопрос: принести ли в жертву быка, ставшего его единственным другом. Тут очевидна внутренняя перекличка с темой знаменитого фильма Белы Тарра «Туринская лошадь».

«Мистер Вселенная» Тиццы Кови и Райнера Фриммеля, обыгрывающий прелести цирковой стихии, получил второй по значению приз жюри. Лучшей актрисой признана Фереште Хосейни из ирано-афганской картины «Расставание», а приз за мужскую роль разделили Бальдюр Эйнарссон и Блер Хинрикссон — юные исполнители — тинейджеры из лирического исландского фильма «Домашний очаг». Некоторым хорошим картинам, например нашей «Зоологии» и румынскому «Фиксеру», наград не досталось, но и они подтвердили достойный уровень конкурсной программы, вписавшись в амбициозный контекст фестиваля.

Источник
About redactor