Лариса Садилова: «Я сняла свою Анну Каренину»

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.

Одним из лидеров основного конкурса стал Тарантино с фильмом «Однажды в Голливуде». Он успел завершить свой девятый фильм и стать участником самого престижного киносмотра только к началу фестиваля. Седьмой по счету фильм Ларисы Садиловой «Однажды в Трубчевске» одновременно с «Однажды в Голливуде» попал в число конкурсантов.. С невольной рифмы двух названий мы с Ларисой и начали наш разговор накануне ее отъезда на Лазурный берег.

– Лариса, твоя история с Каннским фестивалем выглядит просто сказочной. Расскажи, как ты оказалась в официальной программе?

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.
Лариса Садилова

— Началось с того, что мы самостоятельно отправили нашу картину каннским отборщикам. Ждали пресс-конференцию, где объявляют участников и…мою фамилию не назвали. Но и официального отказа долго не было. Потом отказ пришел, в письме сокрушались, что не получилось взять нас в основной конкурс, написали, что будут рекомендовать другим фестивалям. Конечно, я расстроилась, но что поделаешь, не всем везет, это нормально. И вдруг — через два дня после отказа приходит новое письмо, что нас взяли в «Особый взгляд». Радости не было предела!

— Основной бюджет фильма обеспечила продюсер Лариса Шнайдерман. Почему не участвовало Министерство культуры?

— У меня нет ответа на этот вопрос. На протяжении пяти лет я подавала свои проекты в Минкульт и никогда не получала поддержки. Поэтому нашла частные деньги. Сначала задумала сделать короткометражку, а потом уже, когда мы ее сняли, было решено, что нужен полный метр, иначе история не выглядела завершенной. Работа была долгой, снимали последовательно четыре времени года. Съемочная группа трудилась самоотверженно, в режиме жесткой экономии, иначе наш небольшой бюджет не выдержал бы. И вскочили в конкурс одновременно с Квентином Тарантино. Фильмы наши, как все уже заметили, похоже называются. И все это муссируют, не только у нас, но и в Каннах. Я же не знала, что Квентин готовит «Однажды в Голливуде». Мы свое название долго искали. Были варианты «До Москвы», «Поворот» и другие, нужное долго не находилось. А «Однажды в Трубчевске» сразу легло на эту картину

— А еще есть такой забавный момент: Егор Баринов, играющий главную роль, очень похож на Квентина Тарантино.

— Да! Потрясающе похож на Тарантино в молодости. Много удивительных совпадений..

— Когда появилась новость, что «Однажды в Трубчевске» берут в «Особый взгляд» и Тьерри Фремо, директор Каннского фестиваля, прислал тебе поздравительное письмо, тут же появились публикации об этом радостном событии. Но авторы заметок второпях сообщили, что действие происходит в деревне. Между тем, Трубчевск – не деревня, а пусть небольшой, но все же очень известный город со своей славной историей. Знаменитый, хочется отметить, еще и тем, что режиссер Лариса Садилова сняла там несколько картин.

— Три фильма я там снимала – «Сынок» с Виктором Сухоруковым, потом «Она» и вот сейчас «Однажды в Трубчевске». Это прекрасное место, очень живописное, на берегу реки Десны, в ста километрах от Брянска, откуда я родом. Трубчевск тоже можно сказать, моя родина. Мне нравится там снимать. Что можно сказать об этом городе? Он стоит на холме, за рекой начинаются брянские леса, красота необыкновенная. Населения в в городе 14 тысяч, из них 4 тысячи – студенты. Трубчевск – исторический город, вотчина князей Трубецких, название свое получил по имени древнего князя, которого звали Труба, он был родственником Гедеминовича. Сами князья Трубецкие там похоронены. Крестил народ в этом городе в конце 15-го века преподобный Нил Столобенский. Он приплыл в эти места по реке Десне. Прожил двадцать пять лет на берегу, в лесной чаще. Крестил людей, прививал православие. Но все-таки уплыл потом оттуда, сказав на прощанье правду: «Жить вы будете не богато и не бедно, а так».

— Необыкновенно поэтично снял Трубчевск оператор Анатолий Петрига. Мне кажется, что эти прекрасные пейзажи и простой быт обычных людей, которые не сокрушаются о своей скромной жизни, а существуют в ней полноценно, как-то повлияли на решение каннских отборщиков показать, наконец, другую Россию. Не чернушную и не мрачную, какую, как принято считать, особенно привечают международные кинофестивали. И не глянцевую, которую обычно предпочитают наши продюсеры. Нормальную, человеческую.

— Ты знаешь, да. У нас дистрибьюторы уже есть французские, они показали наш фильм на Каннском кинорынке, будут прокатывать во Франции. И все в один голос говорят, что удивлены таким фильмом из России. Потому что привыкли: если фильм российский, то он темный, безысходный. Рады, что эта картина совсем другая. У нас же обычно думают, что западным фестивалям только такое и нужно, исключительно чернуху ждут. Когда мы отправляли фильм на рассмотрение, я, честно говоря, была готова, что не понравится, потому что светлый, не трагический совсем. А его приняли и полюбили. Даже постер сделали яркий, жизнерадостный, чтобы только зритель не подумал, что опять из России какая-то тоска зеленая будет показана.

— От твоего фильма действительно очень светлое, теплое впечатление. Хотя трудности провинциальной жизни вовсе не скрыты, не приукрашены. Как тебе это удалось?

— В русской провинции живут бедно, Трубчевск находится несколько на отшибе, прямо у границы с Украиной. Там как на острове – совсем иная жизнь, отдельная. Я туда первый раз в 2008 году приехала и сразу обратила внимание, что люди веселые, позитивные, они умеют радоваться малому, умеют быть счастливыми. Там очень хорошие, душевные люди. Любят свой край, знают его историю. Можно сказать, что до сих пор живут воспоминаниями о войне. Мне часто задают вопрос: «А почему так?». Наверное, потому, что на самом деле пережили оккупацию, может поэтому.

— Тема войны, памяти о ней, как-то очень естественно, без напряжения присутствует в фильме. Она есть в этих людях. Удивительно искренне, без пафоса отмечают очередную годовщину освобождения Трубчевска памятным для них сентябрьским днем. Нет никакого ложного патриотического угара, чрезмерно раздуваемого ликования. С очень правильной интонацией люди празднуют.

— Нас это тоже поразило. Мы ведь не знали, когда ехали снимать, как это будет выглядеть на экране, что именно будет происходить. Наша съемочная группа вписалась в реально происходивший праздник, за документальные кадры отвечала у нас оператор Ирина Уральская, все замечательно получилось, огромное ей спасибо. Из этой хроники мы хотим еще сделать отдельный получасовой фильм для жителей города, они все мечтают не себя посмотреть.

— Среди этого душевного и скромного праздника в маленьком городке, где такая изумительная природа и так много светлых, хороших лиц, предельно ясно становится, что людям нужен мир, спокойная жизнь, которую они выстрадали, заслужили. А не военная экспансия, вольная или невольная, не раздувание угрозы новой войны.

— Конечно. Особенно там, на границе с Украиной.

— При этом фильм ничего специально не подчеркивает, не педалирует, он именно что очень естественный и живой. Без позы и без лишнего актерства.

— Нам бескорыстно помогали жители и администрация города, старались от всей души. Ждут теперь с нетерпением премьеры в Трубчевске, многие себя увидят на экране. Они буквально все оказались отличными актерами, на съемочной площадке чувствовали себя органично. Одни только на мгновение появляются в кадре, другим досталась настоящая серьезная роль. Как у чудесной бабушки Евдокии Ивановны, в чьем подлинном доме поселилась наша героиня, Повидавшая жизнь старая женщина учит молодую хранить семью и любовь.

— Сюжет кажется неуловимо знакомым. Однажды в Трубчевске практически на глазах местных жителей разыгралась любовная драма, грозившая разрушить благополучие двух семей. Героиню Кристины Шнайдер зовут Анна, муж у нее чиновник, возлюбленный – человек мужественной профессии, он шофер-дальнобойщик. Это не привет Анне Карениной?

— Привет (смеется). Много лет назад Станислав Говорухин мне сказал на Кинотавре: Садилова! Сними «Анну Каренину»! Это было еще до того, как за нее взялся Карен Шахназаров. Помню, еще тогда удивилась, подумала: «Надо же! Я и вдруг «Анна Каренина». Но в итоге выходит, что я ее все-таки сняла, сегодняшнюю Анну.

— В отличие от великого романа, в твоей истории нет трагического исхода, а есть некий выход в том, чтобы принять жизнь такой, какова она есть. В этом твоя философия?

— Думаю, да. Мы должны жизнь принимать, не вступать с ней в конфликт. Когда я писала сценарий, я много размышляла, как может закончиться эта история. И поняла, что только одним – Анна должна попросить прощения. Другого выхода нет. Только после того, как она попросит прощения, можно продолжить жить. Хотя финал я все равно оставляю открытым. Тем не менее, эта фраза «Простите меня, я больше не буду», она для меня очень важная в фильме. С одной стороны подчеркивает, насколько наша героиня наивна. А с другой…Эти люди живут, в сущности, просто. Может оно и правильно.

— Как сложилась пара главных героев?

— Егор Баринов появился сразу. Предложил его на роль мой муж Рустам Ахадов. По совместительству он еще наш звукорежиссер и сопродюсер. Сказал мне: обрати внимание на Егора. И как-то все сразу стало на свои места. Я на тот момент не думала, что он похож на Тарантино, но потом вдруг это увидела. Егор замечательный актер, очень хороший. Ему в нашем кино не везло, играл в основном отморозков, бандитов. У него брутальная внешность, но он очень мягкий, тонкий человек. После нашего фильма на него посмотрят иначе, я уверена, что его ждет большой успех. А Кристина Шнайдер мне понравилась своей фактурой, нечастой для нашего кино, она очень подошла на роль Анны.

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.— Герои между собой в своей сложной ситуации мало разговаривают, они не выясняют отношений. Совсем немного диалогов. Но за каждым обыденным словом спрятано многое. Иностранцам наверняка легко смотреть, реплик мало и они очень простые. Самое главное, что мы всю эту историю видим и понимаем не через слова.

— Да. Каждый эпизод открывает что-то новое, зритель сам догадывается: ах вот оно что! То есть я зрителя я все время делаю соучастником нашего рассказа. Поэтому смотреть нескучно, история развивается, и ты к ней подключен.

— Каннский фестиваль это еще и огромное светское событие. Вы с Рустамом продумали этот вопрос?

— Открою тайну. Перед отъездом во Францию мы специально поехали на два дня в Тбилиси. Потому что, там есть классные, супермодные дизайнеры и все вдвое дешевле, чем в Москве. Так что обо всем подумали, не сомневайся.

— После Каннского фестиваля твоему фильму предстоит не менее ответственная российская премьера на Кинотавре. Ты сама выбрала дату показа — 12 июня. Почему именно это день?

— Это же праздник – День России. А кино у нас про Россию. Я подумала, что это будет классно!

Ольга Галицкая
KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.
Главное фото:
Егор Баринов и Кристина Шнайдер (кадр из фильма «Однажды в Трубчевске»)
1) Лариса Садилова — автор фото Геннадий Самохвалов 
2) На Каннской лестнице перед премьерой:
Ситора Алиева, программный директор Кинотавра, Лариса Садилова, Рустам Ахадов (автор фото Юлия Травникова)
3) Егор Баринов (кадр из фильма «Однажды в Трубчевске»)
About admin