Превратности «Оскара»

"Отрочество". РежиссерРичард Линклейтер
«Отрочество». Режиссер Ричард Линклейтер
 Как и предсказывало большинство прогнозистов, главная награда Американской киноакадемии досталась фильму Алехандро Гонзалеса Иньярриту «Бердмен», который получил еще три статуэтки – «Лучшая режиссура», «Лучший оригинальный сценарий» и «Лучшая работа оператора» Эммануэля Любецки. Приз за лучший иностранный фильм вручен «Иде» Павла Павликовского, ранее обошедшей «Левиафана» на «Феликсе», присуждаемом европейскими киноакадемиками.

Причины, по которым лучшей англоязычной картиной признана лента Иньярриту, понятны: она изобретательно придумана, прекрасно разыграна и при этом, что было весьма существенным для голосующих кинематографистов, задела их собственные душевные струны. Ведь каждый из них вольно или невольно примерял на себя историю о том, как некогда прославившийся, но с тех пор почти забытый актер пытается вернуть былую популярность – и, разумеется, небе­зуспешно. Пусть подобных историй, и не только об артистах, снято немало – важно, что они всегда актуальны, поскольку страх неудачи преследует многих, и всегда приятно получить с экрана подтверждение тому, что и в таком случае не все потеряно. Однако приз за режиссуру был вручен «Бердмену» скорее по инерции, чем по справедливости – многие небезосновательно считают, что «Отрочество» Ричарда Линклейтера сделано режиссерски точнее и тоньше. Но ему присудили только приз за лучшую женскую роль второго плана, исполненную Патрисией Аркетт.

Столько же «Оскаров», сколько «Берд­мен», хотя менее значимых, получил «Отель «Гранд Будапешт» – лучший звук, лучший грим и прически, лучшие костюмы, и, само собой, лучшая работа художника.Интересно распределение наград за главные роли: лучшей актрисой была ожидаемо названа Джулианна Мур (до этого четырежды обойденная наградой), очень сильно сыгравшая женщину, страдающую от болезни Альцгеймера («Все еще Элис»), а лучшим актером довольно нежданно оказался Эдди Редмейн, представший в образе парализованного астрофизика («Вселенная Стивена Хокинга»). Чем он лучше Майкла Китона в «Бердмене» и Бенедикта Камбербэтча в «Игре в имитацию», понять невозможно, но можно предположить, что персонажи с ограниченными физическими или ментальными возможностями вызвали больше сочувствия у политкорректных академиков, чем прочие. А вот приз за лучшую мужскую роль второго плана, пожалуй, попал в десятку – в Джонатана Кимбла Симмонса, который сыграл одержимого дирижера в «Одержимости».Приятно отметить и то, что «Оскар» за лучший адаптированный сценарий присужден молодому сценаристу Грэму Муру («Игра в имитацию»), нашедшему в литературном первоисточнике оригинальный конфликт, связанный с драматическим выбором после безусловной победы. И, конечно, обратить внимание на единственность награды, которую получил «Интерстеллар» – за визуальные эффекты: ничего лучшего в этом космическом опусе братьев Ноланов академики не нашли.

Особое удовлетворение должны испытать отечественные американофобы и любители Эдварда Сноудена: документальная картина Лоры Пойтрас «Гражданин четыре» об этом разоблачителе тайн ЦРУ была признана лучшей из номинированных. Правда, к их радости, скорее всего, примешается недоумение от того, что американская академия наградила антиамериканский, с их точки зрения, фильм и в то же время обошла наградой русофобский, по их же мнению, «Левиафан».

Почему наш фильм уступил польскому, можно лишь гадать. Скорее всего, «Ида», где виновным в убийстве еврейской семьи является поляк, а замешанной в расстрельных приговорах сталинского времени – еврейка, оказалась для оскаровского электората понятнее и ближе, чем картина Звягинцева, в которой использована необычная фигура умолчания, а исход коллизии оказался слишком далек от привычного. К тому же предвосхитивший «Иду» фильм Владислава Пасиковски «Колоски» (2012) в свое время не был выдвинут от Польши на «Оскар» и остался для американцев, как и для большинства европейцев, неизвестным. Жаль, конечно, что так случилось, но «Золотого глобуса», «Белого слона» и весьма вероятной победы на «Нике», не говоря о множестве призов на международных фестивалях, достаточно для того, чтобы не скорбеть о неполученном «Оскаре».

Виктор Матизен,

«Новые Известия»