Виктор Матизен. Кинокризис на берегу Черного моря

Завершился проходивший в Сочи с 6 по 13 июня 27-й фестиваль «Кинотавр». В этом году в основном конкурсе приняли участие 14 картин, из них девять работ были дебютными

Основной конкурс 27-го «Кинотавра» закончился поздно вечером в воскресенье. Сразу же после него состоялось бурное заседание Гильдии киноведов и кинокритиков, на котором фактически были подведены кинематографические итоги первой половины 2016 года, выраженные в программе главного отечественного кинофорума. Участники дискуссии констатировали, что Год российского кино в действительности оказался годом кризиса российского кино. И, как было ясно по умолчанию, кризис этот во многом вызван политикой Минкульта и лично г-на Мединского, при котором возродилось идеологическое давление на кинематограф.

Что же представляла собой конкурсная программа «Кинотавра-2016», собранная из лучших картин полугодия? Две сносных криминальных ленты («Коллектор» и «Разбуди меня»), более пригодные для телетрансляции, нежели для кинопроката; две умеренно сентиментальные теледрамы («Иван» и «Врач»); одна смешная и две несмешных комедии (соответственно, «Хороший мальчик», «Человек из будущего» и «Огни большой деревни»); российский вариант «Бердмена» и аналогичных картин о возвращении подзабытой знаменитости  («После тебя»), две качественные документальные картины, «Год литературы» и «Чужая работа»; злободневный и амбициозный, но очень неловко вставленный в реальную среду театральный спектакль («Ученик»), да три негромких авторских фильма – «Я умею вязать», «Рыба-мечта» и «Зоология». Сравнительно с прошлыми программами – явный спад, который, собственно, и дал критикам основание говорить о кризисе. Более того, впервые со времени основания «Кинотавра» прозвучало предложение не присуждать в этом году ни приз, ни диплом Гильдии. Однако большинство собравшихся не поддержало эту идею, указав на то, что при общей слабости конкурса в нем есть работы, которые удовлетворяют гильдейским призовым критериям, и которые было бы несправедливо оставить без наград.

В результате голосования диплом достался «Чужой работе» с формулировкой «за создание документального киноромана «Отверженные» (в картине идет речь о таджикских рабочих в России, причем режиссеру Денису Шабаеву удалось запечатлеть несколько необходимых для настоящего романа судьбоносных событий в жизни своих героев). А традиционный приз Гильдии «Слон» был вручен Ивану Твердовскому-младшему за фильм «Зоология» о немолодой работнице зоопарка, у которой внезапно выросло нечто, изменившее отношение к ней со стороны окружающих и повлекшее существенные перемены в ее жизни.

Решения критиков были отчасти поддержаны основным жюри конкурса, которое независимо от них отдало Шабаеву приз за лучший дебют, а исполнительнице главной роли в «Зоологии» Наталье Павленковой – заслуженный приз за лучшую женскую роль. Лучшей же мужской ролью жюри признало бенефисную роль Константина Хабенского в искусственном «Коллекторе», предпочтя ее отнюдь не слабым ролям Гоши Куценко («Врач»), Сергея Безрукова («После тебя»), Владимира Мишукова в «Рыбе-мечте» и Кирилла Полухина в «Иване».

Но самый неожиданный вердикт был вынесен в номинации «лучший сценарий», каковым, к изумлению участников фестиваля, был объявлен сценарий Константина Челидзе к «дурацкой комедии» (это определение жанра, а не бранное название) Ильи Учителя «Огни большой деревни».

Последовавший приз за лучшую режиссуру Кириллу Серебренникову («Ученик») не удивил никого: режиссура была не на уровне мастера, который снял «Изображая жертву» и «Рагина», но не отметить единственный актуальный, при всех его огрехах, фильм конкурса, было бы совсем неприлично.

Как закономерное, было принято и решение основного жюри присудить главный приз фестиваля неплохому, но незначительному «Хорошему мальчику» Оксаны Карас с Семеном Трескуновым в главной роли – фильму,  который ни по каким данным нельзя поставить в ряд с прошлыми лауреатами «Кинотавра» вроде «Кавказского пленника», «Особенностей национальной охоты», «Брата» и других выдающихся картин. «Какой год, такой и приз» — констатировал чей-то голос из зала. Что ж, лучше и не скажешь.

Источник.